Уважаемые читатели! По этому адресу находится архив публикаций петербургской редакции «Новой газеты».
Читайте наши свежие материалы на сайте федеральной «Новой газеты»

День рождения марша

6 марта 2008 10:00

На Марш несогласных 3 марта пришло около двух тысяч человек: примерно в пять раз меньше, чем на первый питерский марш, прошедший ровно год назад. Но лидеры петербургской оппозиции считают, что для морозного буднего дня это совсем неплохо — особенно если учитывать, что акция, хоть и была разрешена, охранялась милицией, ОМОНом и внутренними войсками не хуже, чем этап на зоне.

Петербургская оппозиция учредила второй праздник весны





Мент из подворотни
Те, кто шел на марш от метро «Площадь Восстания», удивлялись: на перекрестке Лиговского и 2-й Советской не загорался зеленый свет для пешеходов. Рядом безучастно дежурили сотрудники ДПС. Оппозиционеры не бежали на красный, памятуя, что «неправильный переход улицы» может оказаться хорошим поводом для задержания, и предпочитали делать крюк до Суворовского.
На всех окрестных улицах стояли десятки автозаков, грузовиков с ОМОНом и срочниками ВВ. Милиция заставляла людей собираться не у самого БКЗ «Октябрьский», как было заявлено, а в узком пространстве 4-й Советской, отгороженном с двух сторон живой цепью правоохранителей. Три-четыре сотрудника дежурили в каждой подворотне.



Ловушка для несогласных
Транспарантов и флагов у собравшихся с каждым разом становится все меньше, интересных и красивых выдумок — тоже. Оппозиция выдохлась? Нет, скорее изменилась. Практически ушел прежний театрализованный интерес: других посмотреть и себя показать. Это не карнавал и не способ проявить свою лихость — побегать наперегонки с ОМОНом. Это протест людей, определивших свою гражданскую позицию. И власть жестким прессингом невольно создает несогласным «отборочный фильтр»: кто добровольно согласится войти в это тесное пространство, со всех сторон огороженное милицейскими цепями, больше всего похожее на ловушку?
Оказалось, таких людей не так уж мало! Как членов общественных организаций («Обманутые дольщики», «Stop-призыв», «Охтинская дуга», «Солдатские матери», «Мемориал», ПГС, «Зеленая волна») и политических объединений («Яблоко», ОГФ, нацболы, «Оборона», АКМ, «Смена»), так и простых граждан.
Приехали на марш именитые москвичи Эдуард Лимонов и Гарри Каспаров. Актер Алексей Девотченко вел в Овсянниковском саду митинг, на котором выступал адвокат Ходорковского Юрий Шмидт. Среди собравшихся можно было встретить Юлия Рыбакова и Наталию Евдокимову со свечой в руке (символ того, как истечет по капле неправедная власть). Звучали песни известных своей оппозиционностью рокеров Михаила Борзыкина («Телевизор»), Андрея Васильева («Мухоморы»), Михаила Новицкого («СП-Бабай»). Васильева, видимо за исполнение чересчур дерзкой песни «Удвоение ВВП» , задержали.



С кем вы, мастера культуры?
Сенсацией вечера стал, конечно, лидер ДДТ: стоило встретить в толпе знакомого, как он первым делом заговорщицки шептал: «Ты слышал? Шевчук здесь!» Приглашенный на сцену, он выступил очень эмоционально:
— Есть носители культуры, а есть разносчики. Разносчиков культуры мы вчера видели по телевизору на Красной площади. И многие пляшут. Ну художник (имеется в виду неожиданный для многих спич Дмитрия Шагина на недавнем рок-концерте в БКЗ «Октябрьский», о чем «Новая» рассказала в прошлом номере. – Прим. ред.) – он существо нежное, нервное, пугливое. Но для нас, рок, музыкантов Санкт-Петербурга, России, рок-музыка – это не Чак Берри и не Литл Ричард. Это дух и свобода. Свобода – прежде всего. И эта свобода привела меня сюда, и я вместе с вами. Дай бог вам здоровья. Добра.



Анджей БЕЛОВРАНИН
Фото Михаила МАСЛЕННИКОВА


Прямая речь

Ольга Курносова, ОГФ:
— На мой взгляд, мы вышли на качественно новый уровень — к нам начинает присоединяться творческая интеллигенция: музыканты, актеры. Это новое звучание делает акцию более широкой, чем сугубо политическая. Воздух настолько затхлым, что те, кто раньше еще сомневался, выходят на улицу.

Сергей Гуляев, «Народ»:
— Марш несогласных прошел нормально. То, что в этот раз было меньше участников, связано, помимо прочего, с определенной усталостью, разочарованием от итогов выборов: так грубо все сфальсифицировано, что руки опускаются. Год назад ситуация с выборами была более живая: мы боролись за возвращение «Яблока» в бюллетень, была надежда.
По-моему, марш в Москве запретили, потому что там настоящих буйных поменьше! У нас они знали: если что, мы все равно соберемся и проведем мероприятие, только они не смогут его контролировать, и резонанс будет более звонкий.

Андрей Дмитриев, несогласный:
— 2 тысячи пришедших — это не много и не мало, нормально, учитывая ситуацию: по причине оцепления случайных людей быть не могло, к тому же это уже пятый марш за год, сейчас к ним меньше интереса. Я думаю, такие акции надо проводить реже, не чаще двух, а то и одного раза в год.

Алексей Девотченко, актер:
На марше появился Юрий Шевчук, это доказывает, что мы — не горстка маргиналов и отвязанных отморозков. Народу было немного, но по сравнению с тем, что творилось в Москве, это еще один шаг на пути к здравому смыслу, для осознания того, что происходит.